vaduhan_08 (vaduhan_08) wrote,
vaduhan_08
vaduhan_08

Реанимация космической медицины!

Тема космических полетов людей на длительный срок интересна, особенно если она подается в ключе - "а были ли американцы на луне". Честно говоря я стороник того что американцы на луне не были и мои мотивы понимания этого вопросы чисто врачебные! С организмом человека в невесомости творятся страшные чудеса! Когда я учился в мед институте тема космической медицины была у всех на устах! Многие работы по физиологии человека выполнялись в плане запросов космической медицины! Был даже научный журнал - "Космическая биология и медицина" основан в 1967 году! Теперь этот журнал называется - "Авиакосмическая и экологическая медицина", я дам ссылку на первый номер от 2014 года, наугад выбрал просто так! И меня поразили статьи!!! Там на мышах еще влияние космоса и отсутствие гравитации изучают!!!http://journal.imbp.ru/content2014_1.html

Я хочу привести удивительную статью из "Медицинскай газеты" - "Реанимация космической медицины" Написал её академик Российской академии Наук - Баранов Виктор Иванович.


Почему «болеет» стратегическая отрасль

Космическая медицина, некогда флагман отечественного здравоохранения, уступила паритет в новых медико-биологических технологиях на земле и орбите. Как сохранить здоровье космонавтов и обеспечить внедрение современных технологий – вопрос более чем насущный.
Российская космическая отрасль стоит на пороге исторических перемен – новый руководитель Роскосмоса Игорь Комаров сообщил, что в Правительство РФ будет внесен законопроект о госкорпорации, создаваемой на базе Роскосмоса и Объединенной ракетно-космической корпорации.
Очевидно, что космическая медицина должна соответствовать масштабу преобразований. В прошлом веке эта отрасль по праву считалась эталоном для всей системы здравоохранения, обеспечивая стратегический паритет в развитии медико-биологической отрасли с зарубежными партнерами. Что стало теперь?

ЭКСПЕРЕМЕНТАЛЬНЫЕ РАЗРАБОТКИ, А НЕ ТЕХНОЛОГИИ
Как известно, правда – в мелочах. Именно мелочи, детали невидные с первого взгляда выдают те системные проблемы в космической медицине, которые в том числе сдерживают развитие отрасли в целом.
Вот несколько примеров. Система организации медицинской помощи на российском сегменте действующей Международной космической станции ничем не отличается от той, которая применялась еще на орбитальной станции «Салют» в начале 80-х. Американские партнеры по МКС уже давно и активно используют телемедицинские технологии, а у нас, по словам заведующего отделом ФГБУН ГНЦ РФ - ИМБП РАН А.В. Полякова, пока только экспериментальные наработки.
На российском сегменте МКС находится 18 медицинских укладок, которые позволяют оказать первую помощь и провести лечебные и профилактические мероприятия при несерьёзных заболеваниях, а на американском – 9. Но при этом американские укладки оснащены диагностическим оборудованием и аппаратурой и средствами для сердечно-легочной реанимации, а наши укладки не обновлялась больше 15 лет, как и вся система медико-биологического сопровождения. В чем причина?

ИССЛЕДОВАНИЯ ЕСТЬ, А РЕЗУЛЬТАТЫ?

На сегодняшний день в связи с отсутствием в Роскосмосе профильного медико-биологического подразделения, по факту, ФГБУН ГНЦ РФ – ИМБП РАН является координатором и практически единственным исполнителем работ в области научно- прикладных и фундаментальных исследований, направленных на совершенствование медико-санитарного и медико-биологического обеспечения при подготовке и выполнении космических полётов. Так из 30 космических медико-биологических экспериментов, утверждённых в 2008 году в долгосрочную космическую программу, в 29 – постановщиком является ИМБП РАН. Ежегодный бюджет Института по линии Роскосмоса и Российской академии наук на решение задач, связанных с космонавтикой составляет не одну сотню миллионов рублей. Каковы же конкретные результаты? Кто и как оценивает эффективность исследований? Сколько выпущено нормативно-правовых актов, которые оформили бы полученные результаты в формат технологий для космической программы или практического здравоохранения? Конкретных цифр нет.
Для сравнения при сопоставимом финансировании по Федеральной целевой программе «Национальная система химической и биологической безопасности» оформлено 125 технологий, «Обеспечения ядерной и радиационной безопасности» - 58.
В 2013 году Центр системного проектирования ФГУП ЦНИИмаш подготовил брошюру «Эффект от использования МКС для России». В разделе «Практическое внедрение результатов медико-биологических исследований, проводимых на РС МКС» представлены патенты, являющиеся «якобы» результатом исследований на МКС. Однако, если профессионалы космической медицины посмотрят программу медико-биологических исследований на орбитальных станциях «Салют» и «Мир», включая программу «Интеркосмос», то в патентах найдут результаты исследований 30-летней давности.
В СССР космическая медицина была эталоном и «спускала» на землю новые технологии. Например, знаменитый костюм «Пингвин», созданный для первых полетов на орбитальной станции «Салют», затем врачи начали использовать для лечения детей с ДЦП. Почему сегодня пропали практические результаты?

КОСМОС КАК КООПЕРАЦИЯ

Во всем мире в космическую промышленность привлекаются лучшие умы. Основной подход – это кооперация под конкретную задачу самых передовых научных учреждений, корпораций, государственных организаций.

Американское национальное управление по воздухоплаванию и исследованию космического пространства (NASA) привлекает для решения вопросов космической медицины более 70 научно-исследовательских и практических организаций различного профиля и различных форм собственности. Это университеты, национальные лаборатории, частные корпорации, профильные ассоциации.

NASA, выступая на государственном уровне в роли координатора развития космической программы на основе национальных приоритетов США, определяет ключевые направления медико-биологических исследований – например, факторы воздействия на сердечно-сосудистую систему или интеллектуальные медицинские системы. И над этой задачей трудятся специалисты как из научно-практической медицины (Гарвардская медицинская школа), так и из крупного высокотехнологичного бизнеса – корпорации General Electrics.
Важно, что в рамках консорциумов и промышленной кооперации специалисты работают над конкретными прикладными задачами. Это значит, что государственный заказчик ставит исполнителю задачу и контролирует ее исполнение. Это жесткая система, которая гарантирует конечный результат.
Возможно поэтому на МКС для американцев телемедицина – это технология, а для нас пока – экспериментальная разработка.
Но ведь когда-то мы шли с американцами не только вровень, но и опережали их. Что случилось?

НЕ ИЗОБРЕТАТЬ ВЕЛОСИПЕД

На протяжении более чем 30 лет, начиная с 1963 г., задача по медико-биологическому обеспечению космической программы была закреплена не за отдельным научным учреждением, а за специализированным государственном органом власти – Третьим Главным Управлением при Минздраве СССР (ныне – ФМБА России), отвечавшим также за атомный проект.
На советскую космическую медицину работал не единственный научно-исследовательский институт, как сегодня, а целая медико-биологическая отрасль – кооперационная система из более, чем 20 институтов и специализированных производств.
Именно Третий «главк» не только выделял деньги, но и нес ответственность за результат – за то, чтобы в распоряжении нашей космической отрасли всегда были передовые технологии. Трудно представить, чтобы при таком подходе без внимания остался бы практический результат, который не поддается качественной оценке профессиональным медицинским сообществом.
Этот же период характеризуется безусловным мировым лидерством отечественной космической медицины и медико-биологической науки. И наша система когда-то работала по тем же принципам, на основе которых сегодня выстраивает свою деятельность NASA по развитию перспективных направлений медико-биологических исследований.
Но в 90-е годы было принято решение, что Институт медико-биологических проблем (ИМБП), головное учреждение Третьего «главка» по космосу, переходит в состав Российской академии наук.
Так ведущий институт страны был вырван из кооперационной системы, питавшей его исследованиями и разработками, и перешел из прикладного здравоохранения в область фундаментальных исследований.

С того момента прошло 15 лет. Однако все принципы гравитационной медицины были заложены еще в советские годы. Например, знаменитая иммерсионная ванна, которую часто показывают журналистам в качестве доказательства наличия передовых технологий в ИМБП, на самом-то деле была разработана и внедрена еще в конце 80-х Евгением Борисовичем Шульженко, который, кстати, возглавлял до начала лихих 90-х Третий «главк».

Все это говорит о том, что система «законсервировалась». За это время не произошло изменений даже в системе медицинского отбора и медицинского освидетельствования кандидатов в космонавты и космонавтов – первоосновы медико-биологического обеспечения.

До сих пор при медицинском отборе космонавтов не используются молекулярно-генетические критерии, не изучаются отдалённые последствия влияния длительных космических полётов на организм человека. А без получения этих знаний невозможно создание полноценного медицинского обеспечения будущих космических миссий.

Учитывая ситуацию, ФМБА России, как уполномоченное государством федеральное агентство в части медико-биологического обеспечения космической программы, еще в 2013 г. было вынуждено воссоздать Научно-исследовательский институт космической медицины (НИИКМ), который начал работать на решение прикладных задач, как это и было в период лидерства нашей страны в космосе.

ФМБА и НИИКМ за 2 года существования института (что важно: без единого рубля финансирования от Роскосмоса) подготовили четыре космических эксперимента в Долгосрочную космическую программу, в 2015 году готовятся ещё 2. Идеология этих экспериментов напрямую связана как с проблемами космической, так и земной медицины. Подготовили модель и начали серию комплексных экспериментов по изучению влияния на человека пребывания на поверхности Луны.

Разработали и развернули программу по изучению отдаленных последствий космических полетов на организм человека, на основании медицинского обследования космонавтов, которые уже завершили летную деятельность. С учетом длительного пребывания в космосе и связанных с этим рисков для здоровья – охрана здоровья космонавтов, безусловно, является приоритетной задачей, которая должна подкрепляться современными научными исследованиями и разработками.

Кроме того, в распоряжении системы Федерального медико-биологического агентства поставлены на поток технологии, связанные с радиационной безопасностью, геномными исследованиями и индивидуальным медицинским сопровождением на основе генетической информации человека, обеспечением длительных подводных погружений, выпуском лекарственных средств в формах, удобных для использования их в условиях космического полета, включая парентеральное введение фармпрепаратов.

Плодами системы научных учреждений ФМБА России пользуются профессионалы, которые в силу специфики деятельности подвержены экстремальным нагрузкам или факторам риска для здоровья - атомщики, подводники, специалисты особо опасных химических предприятий, спортсмены сборных команд России. Почему же космонавтам это недоступно?

СТРОИТЬ НЕ ОТДЕЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ, А СИСТЕМУ, ОРИЕНТИРОВАННУЮ НА РЕЗУЛЬТАТ

Возвращение к системному подходу на основе кооперационного принципа в развитии медико-биологической отрасли – залог того, чтобы в сжатые сроки вернуть упущенный паритет.

Во-первых, есть система Федерального медико-биологическое агентства, - которая исторически приносила результаты в развитии космической медицины. Сегодня в систему ФМБА России входит порядка 300 учреждений, в том числе 29 уникальных институтов, которые развивают прикладные современные технологии в области иммунологии, генетики, клеточных продуктов. То есть то, что уже сейчас можно поставить на службу космической медицине.

Во-вторых, в России есть специализированные институты с высочайшим научным потенциалом, которые могли бы выполнить по своей компетенции определенные исследования в рамках космической программы.

В-третьих, с точки зрения законодательства нынешняя ситуация накладывает ограничение на развитие космической медицины. Согласно законодательству, за ФМБА России на государственном уровне закреплены полномочия по медико-биологическому обеспечению космической программы, в том числе при подготовке и выполнении космических полетов. Де-юре, ИМБП РАН не имеет прав и полномочий для осуществления этой деятельности.

Такая правовая и организационная коллизия противоречит всем законодательным основам – и в части работы государственных органов власти, и в части охраны здоровья. Более того, это размывает границы ответственности за эффективное расходование государственных средств на космическую медицину.

Де-факто же, если возникают какие-либо вопросы по состоянию здоровья космонавтов, включая и оказание медицинской помощи, специалисты ИМБП обращаются в клиники ФМБА России, так как собственных клинических баз в институте не имеется.

Это свидетельствует, что, несмотря на преобразования и переход ИМБП в РАН, по факту ИМБП может полноценно функционировать только в качестве элемента системы медико-биологического обеспечения пилотируемой космонавтики, как это и предполагали отцы-основатели космического проекта.

АТОМ КАК ПРИМЕР

При разработке проекта перехода Роскосмоса в форму госкорпорации будет учитываться пример функционирования «Росатома».

Как известно, система «Росатома» в части медицинского сопровождения полностью обеспечивается учреждениями ФМБА России. Возможно, что этот позитивный опыт, основанный на исторической преемственности космического и атомного проектов, может стать отправной точкой при принятии решений о развитии медико-биологического направления в рамках общей реформы космической отрасли.

Возвращение ИМБП в систему ФМБА – «лечебное» средство, способное оздоровить космическую медицину.

В новых экономических условиях, когда каждый вложенный федеральным бюджетом рубль должен приносить качественный результат, повышение эффективности расходов – приоритетная задача, в том числе и при планировании научной деятельности в космической медицине. Объединение в кооперационную систему специализированных институтов и научного потенциала лучших ученых, внедрение в космическую программу уже разработанных технологий - это те первые шаги, которые достаточно быстро принесут первые результаты.

Россия с запуском первой очереди «Восточного» и преобразованием Роскосмоса выходит на другой уровень развития космической отрасли. Такой же шаг вперед на пути развития медико-биологических технологий нового века должна сделать и космическая медицина. И для этого есть необходимая база – важно только правильно ее использовать.

Виктор Баранов, академик РАН

ОТ сюда - http://www.mgzt.ru/n-22-от-27-марта-2015-г/реанимация-космической-медицины
Tags: ГАГАРИН, КОСМИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА, КОСМОС, ЛУНА - АППОЛОН
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments