vaduhan_08 (vaduhan_08) wrote,
vaduhan_08
vaduhan_08

ПОЖАРЫ В ПЕТЕРБУРГЕ 1862 ГОД.

Оригинал взят у zidanio в Ретро-катастрофы (6)

Часть 6. Пожары в Российской Империи. Санкт-Петербург (1836 — 1914)

От железнодорожных и водных катастроф перейдем к, пожалуй, самому распространенному виду бедствий — к пожарам. По данным «Временника Центрального статистического комитета» (СПб, 1889), только за 1883 — 1887 годы в 39 губерниях Европейской России (без Привислинского края) произошло более 216 тысяч пожаров, ущерб от которых составил 336 миллионов рублей. Крупный российский пожарный деятель Д.Н. Бородин называл пожары в России не иначе как «наше национальное зло».

Тогдашняя пресса, конечно, уделяла достаточно внимания крупным пожарам. Рассказ даже о самых значительных из такого рода событий окажется слишком большим, поэтому я решил разбить его на 3 части: пожары в Петербурге, в других городах Империи и в зарубежных странах.

Питерским пожарам пресса уделяла повышенное внимание — оно и понятно: большинство газет и журналов издавалось в столице. Несомненно, что и большая плотность застройки, и высокая экономическая активность в Петербурге увеличивали как частоту, так и масштаб пожаров.

Крупный пожар с большим количеством жертв произошел 2 февраля 1836 года в увеселительных балаганах Лемана на Адмиралтейской площади.

Вчерашнего числа, 2-го февраля, в воскресение, начались здесь народные увеселения на Адмиралтейской площади, по случаю наступления сырной недели. Но этот первый день праздников ознаменован был большим несчастием: сгорел большой балаган Лемана, и при сем случае погибло значительное число людей. Для прекращения ложных толков и предупреждения преувеличенных, опишем дело, как оно происходило, во всей точности, по сообщенным нам официальным сведениям.

Это было в начале пятого часа пополудни. В балагане Лемана начиналось представление. Вдруг действующие в пантомиме актеры, одеваясь в отдельной каморке, увидели, что от одной лампы, слишком высоко повешенной, загорелись стропила. Желая заблаговременно предостеречь публику, подняли занавес, чтоб показать ей приближающуюся опасность. В то же мгновение открыты были настежь восемь широких дверей, и все зрители, находившиеся в креслах, в первых и во вторых местах, выбрались заблаговременно.

И остальные могли бы выйти без вреда, если б при том не случилось неизбежной в таком случае суматохи. Пламя появилось с правой стороны балагана, и на этой же стороне были широкие выходы; но зрители, наполнявшие амфитеатр, все бросились влево, по узким лестницам к тесным дверям. Шедшие впереди были сбиты с ног задними; эти были опрокидываемы в свою очередь.Таким образом дверь вскоре загромоздилась, и нельзя было найти выходу. Упадшие задыхались от напора других. Между тем, пламя охватило весь балаган; крышка обрушилась и покрыла толпу горящими головнями. Из четырех сот человек с лишком, наполнявших балаган, лишились жизни 121 человек мужеского пола и 5 женщин: всего 126 человек; десятеро тяжело ушибены, но подают надежду к выздоровлению.

«Северная пчела», 4 февраля 1836 г.

Вот так выглядел этот самый злополучный балаган Лемана. Неизвестный автор изобразил это заведение именно в масленичную неделю. Литография датируется началом 1830-х.



В конце 1837 года случился самый знаменитый из петербургских пожаров — пожар Зимнего дворца. Дадим слово очевидцу.

17-го декабря 1837-го года шла на большом театре опера с балетом „Баядерка", и в танцах участвовала знаменитая Тальони. Государь, незадолго перед тем возвратившийся в Петербург из продолжительной поездки, присутствовал при представлении со всеми членами своей семьи, и глаза публики были устремлены преимущественно на царскую ложу. Вдруг Государь удалился, вслед за ним исчезли из кресел многие лица, и театр, наполненный в этот вечер еще более обыкновенного, постепенно совсем почти опустел. Быстро разнеслась молва — горит Зимний дворец!

Известно, что это огромное здание, заложенное еще при императрице Анне Иоанновне, было окончено постройкою в 1762-м году. В то время менее нынешнего заботились о предохранительных мерах от огня, и во дворце, хотя и существовали по некоторым капитальным стенам брандмауэры, но сквозные, сделанные арками; а потолочное и кровельное устройство, все деревянное, сложной конструкции, состояло из тесно связанных стропил, балок и перекидных мостов, представлявших обильную пищу огню.

Он показался сначала в 8 часов вечера, из незаделанного отдушника, проведенного от дымовой трубы между хорами и деревянным сводом залы Петра Великого. Эта дымовая труба прилегала весьма близко к деревянной перегородке, и огонь, пробравшись по ней до стропил, мгновенно охватил массу, иссушенную 75 годами, а затем, по мере обрушения потолков и стропил на паркеты, с яростью стал прокладывать себе дальнейший путь.

Но еще прежде распространения огня, министр императорского двора князь Волконский, при появлении в Фельдмаршальской и Петровской залах дыма, поспешил донести о том Государю, который тотчас и уехал из театра. Первым движением Государя, по приезде во дворец, было поспешить на половину младших Великих Князей, которые уже были в постели, и осенив их отцовским благословением, приказал немедленно перевезти их в Аничковский дворец...

...Между тем пожар продолжал свирепствовать с возраетавшею силою, и никакие человеческие средства уже не могли его не только прекратить, но и остановить. Весь дворец с одного конца до другого представлял пылающее море огня, огромный костер, увлекавший все в своем постепенном падении. Убедясь, что всякое дальнейшее противодействие только угрожает опасностью людям, Государь настоятельно приказал им отступить. Воля его была исполнена.

Тут же, по повелению Государя, были поверены команды и, к живой его радости, оказалось что все люди в них налицо и невредимы. Оставалось одно: отстоять еще нетронутый огнем Эрмитаж с его вековыми сокровищами. Государь, перейдя туда, поручил Великому Князю Михаилу Павловичу распорядиться о закладке кирпичом всех дверей и близлежащих окон, как в главном здании, так и в обоих павильонах. Повеление это было исполнено с неимоверною скоростью, и — Эрмитаж был спасен!

...Государь и Великий Князь Михаил Павлович, проведя всю ночь, несмотря на жестокий мороз, в беспрерывной деятельности, оставили пожарище уже только в 11 часов следующего утра. Развалины дворца продолжали гореть целые трое суток...

Из записки отставного генерал-майора Л.М. Барановича, «Русский архив», 1865. вып.2


Пожар Зимнего дворца. Худ. Борис Грин

Грандиозный пожар произошел в столице 28-29 мая 1862 года. Журнал «Пожарный» так описывал это событие через 30 с лишним лет:

В Духов день, 28-го мая, погода в С.-Петербурге была прекрасная. Дувший до полудня легкий ветерок начал заметно крепчать и к вечеру сделался порывистым. В этот день на Апраксином рынке большая часть лавок была закрыта, впрочем, кое-кто торговал, были и покупатели.

Около 5 часов пополудни, из одной лавчонки, около часовни, повалил дым, и раздались крики «Пожар! Горим!» — все переполошилось. Почти все растерялись и в первые моменты бросились забирать ненужный хлам, оставляя все наиболее ценное. Большинство владельцев отсутствовали, так как отправились в этот день с семьями на Охту, где справлялся храмовый праздник.

Между тем, пламя, раздуваемое сильным ветром, усилилось, охватив соседние, деревянные же лавки, сухие и к тому же выкрашенные масляною краскою. Все они быстро запылали и не более чем через час горели сплошные ряды: иконный, книжный, мебельный, лавки с платьем, перинами и проч. Огонь встречая себе обильную пищу, распространялся по всем направлениям. На беду, в тесных пространствах, застроенных лавками, не было почти разрывов.

Скоро пламя дошло с одной стороны до Фонтанки, а с другой - до Чернышева переулка... К девяти часам вечера, весь неправильный четырехугольник между Апраксиным и Чернышевым переулками, Большою Садовою и Фонтанкою - пылал как печь. Скоро огненные языки забегали и по крыше здания Министерства Внутренних дел, а затем огонь стал проникать и в верхние его этажи.

«Пожарный», №5, 1894


Петербургский пожар 1862 года. Литография неизвестного автора

В это же время, за Чернышевым мостом, пылал не менее жестоко другой обширный четырехугольник - от Троицкого переулка до Фонтанки. Деревянные крыши и заборы бывших здесь лесных складов и за ними ряды неправильно расположенных построек не могли ничем быть потушены, давая новую пищу и без того страшной силы огню, который вскоре перебросился на левую сторону Троицкого переулка...

Ночь обратилась в день от громадного пламени, свободно развивавшегося и захватывавшего все на своем пути. Картина была невообразимая. Над огромным пространством пожара стоял густой дым, как туча, а ниже ее блестел грозной силы огонь, вздымавший высоко свои языки над Петербургом, отчего издали казалось, что горит весь город. Смрад и жара были невообразимые, нечем становилось дышать. Огромные головни взвивались по воздуху и перебрасывались на значительные расстояния. Все вокруг, насколько можно было видеть с Чернышева моста, по обе стороны Фонтанки представляло сплошное море огня...

На другой день, вся местность, уничтоженная пожаром, представляла ужасную картину. Толпы народа, ломовые и легковые извозчики, кареты, омнибусы - все это было перемешано. Петербург имел вид города, спасающегося от нашествия неприятеля. По всем почти улицам были видны возы с товарами, мебелью и домашней рухлядью. Все ближайшие улицы и площади были загромождены кучами разного имущества.

Убыток от этого грандиозного пожара, неслыханного в летописях столицы, богатой вообще пожарами, а в летнее время в особенности, в точности определить было трудно, насчитывали же его не менее 50 миллионов рублей.

«Пожарный», №5, 1894


Петербургский пожар 1862 года. Литография неизвестного автора

Этот крупнейший пожар показал недостаточную действенность средств борьбы с огнем. В 1863 году в арсенале столичных пожарных частей появились первые импортные паровые насосы. В том же году в центре Петербурга благодаря пуску первой очереди городского водопровода были оборудованы пожарные гидранты, изобретенные русским инженером Н.П. Зиминым.

10 декабря 1871 года близ Тучкова моста загорелись барки с сеном. Ущерб составил более 70 тысяч рублей.

«Всемирная иллюстрация», №2, 1872.

В апреле 1872 года на Адмиралтейской площади опять загорелись увеселительные балаганы. На этот раз пожар случился ночью, поэтому жертв, как я понял, не было.

Одна из первых весенних ночей наших, отличавшаяся совершенною ясностью и тишиною, была свидетельницею блестящего и неожиданного пожара, окончившегося, к сожалению, несколькими грустными случаями.

Около полуночи, с 17 на 18 апреля, когда Адмиралтейская площадь отдыхала от своего дневного воодушевления балаганами, и мертвая тишина царила между деревянными постройками каруселей, театров — в цирке Вольфа, находившемся в центре их, вспыхнул пожар. Несмотря на тишину воздуха и благодаря близости построек — одних к другим, пламя не замедлило переброситься на большой балаган Берга, театр Мари-Анн и театр вызывания духов. Эти четыре постройки сгорели совершенно в самое короткое время, и только усилиями вовремя прибывших пожарных спасены, отчасти пострадавшие, зверинец Гебгардт и балаган Малафеева. Дороже всего обошлось неожиданное зрелище пожара, собравшее громадную толпу народа, Бергу и Малафееву: страховые общества, благодаря русскому «авось», избавлены были от всяких убытков.

Не последнее место в разговорах, шедших между зрителями, занимал вопрос о том, не ожидать ли неожиданного посещения со стороны зверей, составляющих собственность госпожи Гебгардт. Но говор остался говором, и клетки на колесах сыграли свою роль с должною исправностью; помимо крепости клеток и своевременности их передвижения, принята была и еще мера предосторожности: воинская команда окружила их, готовая при первой необходимости прибегнуть к самым положительным и коротким мерам.

Жар от щедро насыщаемого огня был так велик, что все стекла в домах, прилежавших к пожарищу, потрескались, рамы начинали тлеть, и только щедрое поливание их водою и замечательная энергия пожарных остановили распространение огня, как на капитальные здания города, так и на ближайшие бараки балаганов.

«Всемирная иллюстрация», №20, 1872


«Всемирная иллюстрация», №20, 1872.

2 февраля 1875 года сгорела паровая мельница на углу Измайловского проспекта и Обводного канала. Мельница в тот момент была на реконструкции. Пожарным удалось отстоять нижний этаж, где находились машины. Трое пожарных получили травмы.


«Всемирная иллюстрация», №9, 1875.

7 августа 1876 года дотла сгорело здание минеральных вод в Новой Деревне (ныне исторический район Санкт-Петербурга).


«Всемирная иллюстрация», №35, 1876.

В журнале, помимо иллюстраций, был размещен пояснительный текст, начало которого у современного читателя может вызвать некоторое недоумение.

Sic transit gloria mundi! Нет его, не стало прародителя всех петербургских демидронов, буффов, ливадий и других увеселительных мест, где наша золотая молодежь так быстро тратит деньги и здоровье! Уныло стоят обгорелые развалины там, где прежде раздавались гривуазные песенки французских каскадерок или удалые песни цыган, вызывая неистовые рукоплескания их обожателей. Меньше стало одной ареной безобразий, кутежей и потасовок, хотя нравственность от этого ничего не выиграла, так как число безобразников осталось, конечно, то же, только театром подвигов их стали другие местности.

Много видало здание минеральных вод на своем веку и красных, и черных дней... В последнее время заведение было закрыто, и, к несчастью, оно сделалось 7-го августа жертвою огня.

Пожар начался в 4 часу пополудни в гардеробной зале театра и быстро перешел в уборную. Когда прибыли пожарные, все здание уже пылало так, что к нему нельзя было подступить. К 8 часам пламя потухло, но главного здания с некоторыми надворными постройками как не бывало. Здание было застраховано на 45000 рублей.

«Всемирная иллюстрация», №35, 1876

Так вот, «демидрон» — это бытовавшее в то время название Демидовского сада. «Буфф» — так поначалу назывался театр, где ставились пьесы легкого жанра, но театр в 1872 году сгорел и был возрожден в пригородном саду, который также стал называться «буффом». «Ливадия» — тоже название загородного сада. Автор заметки, видимо, считал подобные заведения рассадником безнравственности.


«Всемирная иллюстрация», №35, 1876.

21 февраля 1877 года загорелось здание бумагопрядильной фабрики, находившееся на набережной Большой Невки, напротив Аптекарского острова. Машинное отделение пожарным удалось отстоять.

«Всемирная иллюстрация», №11, 1877.

15 сентября 1880 года на Неве загорелись барки с сеном. Убыток составил почти миллион рублей, причем большинство владельцев не удосужились застраховать товар.


«Всемирная иллюстрация», №41, 1880.

Осень — пора пожаров. Ежегодно, вскоре после переезда дачников в город, число пожарных случаев увеличивается, и мы так свыклись с этим, что на подобные катастрофы смотрим, как на что-то, имеющее право гражданства: мы только обвиняем во всем полицию, хотя относимся в то же время равнодушно к ее приказаниям и не принимаем никаких предосторожностей от огня. За это всякий год жители Петербурга поплачиваются порядочно, но все-таки не оставляют своих привычек.

Осень едва началась, а уже пожары следуют за пожарами. Из числа их особенно замечателен по величине убытков пожар барок с сеном, стоявших на Неве под Смольным монастырем. 15-го сентября около часа пополудни появление красных флагов на каланчах возвестило о пожаре, а вслед за тем удушливый запах дыма, проникнувший сперва на улицы, ближайшие к Неве, и быстро распространявшийся далее — показывал, что несчастье принимает громадные размеры. Над Невою стояло кровавое зарево, закрываемое временами густыми клубами черного дыма.

Горели барки с сеном, так называемые сеннухи. Так как барки стояли одна подле другой без указанных правилами промежутков, через час все пространство между бывшим Воскресенским мостом и водокачальней представляло огненное море. Когда прибыли пожарные команды, спасти горевшие суда было невозможно. Оставалось только предупредить большие несчастья, потому что причалы перегорели и охваченные пламенем барки понеслись вниз по Неве, угрожая другим судам с хлебом и дровами.

Между тем, мосты Троицкий и Дворцовый были разведены, и на помощь явились частные пароходы; они приняли горячее участие в борьбе: буксировали суда, которым угрожала опасность, таранили пылающие барки, чтобы заставить их погрузиться на дно...

Благодаря этим усилиям, убытки ограничились только сеннухами, которых, однако, погибло около 90, и двумя-тремя барками с дровами. Но при этом нельзя не заметить, что в катастрофе виноваты отчасти дума и речная полиция: первая отвела для сенной биржи несоответствующее место, вторая позволила судам скучиться и не наблюдала за исполнением мер предосторожности.

«Всемирная иллюстрация», №41, 1880


«Всемирная иллюстрация», №41, 1880.

Вот так выглядели питерские пожарные.


«Нива», №10, 1882.

23 сентября 1881 года в Петербурге произошло знаковое событие в деле пожаротушения. Впервые был испытан огнетушитель, изобретенный Рамоном де Баноласом.

На Семеновском плацу 23 сентября происходило испытание экстинктора г. Рамона де Баноласа, приспособленного для мгновенного тушения пожаров.

Первый опыт производился из сосновых дров, обложенных соломой и облитых керосином. Костер был набит щепками. Несмотря на сильный ветер и обильное поливание керосином, дрова очень плохо разгорались. Когда же, наконец, запылал большой огонь, то вышеназванный инструмент был пущен в дело. Результат опыта оказался блистательным: пожар прекратился в полминуты.

Следующий опыт тушения горящих бочек прошел еще удачнее. На площади для этого построен был балаган из досок, где поместилось 10 бочек со щепками. И бочки, и самый балаган смазаны были газовой смолой и облиты керосином. Произведенный затем пожар потушен был в 15 секунд с помощью переносного огнетушителя системы Рамон де Банолас
.
Третий опыт совершался над искусственным озером. Последнее наполнено было 1000 кило газовой смолы, тоже облитой керосином. Это вместилище смолы и нефти было затушено почти мгновенно, а именно — в 5 секунд.

Что касается состава для тушения г. Рамона де Баноласа, то оно составляет пока секрет изобретателя; но, вообще можно думать, что тут раствор двууглекислой соды соединяется с пересыщенным раствором винно-каменной кислоты.

Впечатление на публику, произведенное целесообразностью огнетушителя, было весьма благоприятное. Однако, специалисты дела — бранд-майоры, скептически отнеслись к представлению: по их мнению, прежде суждения о действительных качествах прибора, надо испробовать его на настоящем пожаре.

«Всемирная иллюстрация», №42, 1881


«Всемирная иллюстрация», №42, 1881.

6 марта 1882 года в Демидовском саду на Офицерской улице (тот самый «демидрон», упомянутый выше) полностью сгорел театр «Зимняя Ливадия». Зрители едва успели спастись.

6-го марта, во время представления оперетки «Птички певчие», в которой дебютировал г. Жюто, в конце первого действия послышался запах гари. Служащие, когда им заметили это, отвечали, что это, мол, копоть от ламп. Вдруг раздался крик: «горим! пожар!», и в залу хлынул дым, а с левой стороны вверху показалось пламя. Публика бросилась бежать, началась суматоха. Некоторые получили ушибы, другие выскочили через разбитые рамы, третьи очутились на улице без верхнего платья, но погиб только один человек, отставной чиновник Левенштерн, 72 лет, поместившийся в оркестре по знакомству с одним музыкантом и не нашедший выхода.

Наш художник, бывший во время пожара в Зимней Ливадии, доставил нам рисунок, показывающий, какой переполох между находившимися в театре произвел пожар. Тут, между прочим, видна дама, второпях надевшая на себя пальто флотского офицера; артист Жюто с другой артисткой, покрывшиеся пледом, не успев схватить другого верхнего платья, и другие сцены, взятые с натуры.

«Всемирная иллюстрация», №11, 1882


«Всемирная иллюстрация», №11, 1882.

19 июля 1882 года из-за неосторожного обращения с огнем произошел крупный пожар, в результате которого сгорела если не большая, то лучшая часть дач Крестовского острова и мост, соединявший Крестовский и Елагин острова. В то время сигналом для резервных пожарных частей были красные флаги на каланчах. По необъяснимой причине во время крестовского пожара кто-то распорядился опустить флаги, и часть резервных команд вернулись к месту дислокации. Этим и объясняется большой масштаб пожара и ущерб, им нанесенный.


«Всемирная иллюстрация», №32, 1882.

В ночь на 11 октября 1882 года загорелись склады на Громовской лесной бирже на стрелке Адмиралтейской стороны в излучине Невы. Пожарным удалось справиться с огнем только 12 октября. Сгорело огромное количество строевого леса, досок, дров, также лесопилка, токарные мастерские, 4 барки с дровами и сеном...


«Всемирная иллюстрация», №44, 1882.

Крупный пожар случился в Петербурге 13 июня 1883 года. Выгорели огромные территории на Гутуевском, Ватном, Лоцманском островах. Сгорели лесная биржа, дровяные и лесные склады, химический и лесопильный заводы, мельница, таможня, склады угля и хлопка... А началось все с того, что рабочие паркетной мастерской решили в обед попить водки прямо на рабочем месте. Один из них бросил на пол окурок — прямо в кучу стружек. А воды, чтобы затушить занявшееся пламя, в мастерской, как назло, не оказалось...


«Всемирная иллюстрация», №27, 1883.

Неосторожное курение стало причиной еще одного пожара. 10 мая 1885 года сгорели развлекательные балаганы на Марсовом поле. Сторож курил трубку, и от ее искр возгорелось пламя, раздутое сильным ветром. По счастью, посетителей в это время не было, и никто не пострадал.


«Всемирная иллюстрация», №21, 1885.

Несколько раньше — 30 января 1885 года — пострадало от пожара здание Городского кредитного общества на уже упомянутом Гутуевском острове. Наличность и денежные документы удалось вынести из горящего здания. При тушении огня погиб один пожарный. О важности этого события говорит то, что на пожаре присутствовали сам Государь Император с великими князьями!


«Всемирная иллюстрация», №7, 1885.

В ночь на 8 апреля 1892 года сгорел дом №10 по Апраксину переулку. На первом этаже дома располагались трактиры и лавки, на втором, третьем и в мансарде — жилые квартиры. Спасаясь от огня. люди прыгали из окон. 10 человек погибло, многие получили ожоги и травмы.


«Всемирная иллюстрация», №18, 1892.

В июле 1899 года произошел пожар на военно-врачебном заводе, расположенном на Аптекарском острове. Пожар дал толчок к серьезной реконструкции предприятия, завершившейся в 1902 году. Завод функционирует как фармацевтический и по сей день (ОАО «ICN Октябрь»).


«Новое время», 11 августа 1899.

24 февраля 1900 г. из-за конструктивных недостатков печной системы произошел пожар в здании Главного штаба на Дворцовой площади. Пострадала часть библиотеки.


«Нива», №11, 1900.

17 марта 1900 года произошел пожар в здании Российской Академии художеств. Коллекция живописи и музейные собрания не пострадали, однако помещениям был нанесен сильный урон.


«Новое время», 24 марта 1900.

28 мая 1900 г. на острове Новая Голландия, на территории морского ведомства случился пожар, при котором пострадали склады, помещение для игры в лаун-теннис и корпус, где проводились испытания моделей судов.


«Новое время», 7 июня 1900.

Увеселительным заведениям Петербурга как-то особенно не везло. Вот и в августе 1900 года в очередной раз сгорел зимний сад «Аркадия» в Новой Деревне. Он будет восстановлен, но в 1913 году сгорит опять...


«Новое время», 2 сентября 1900.

Крупный пожар вспыхнул 1 июня 1901 года на Галерном острове. По информации журнала «Нива», с 1862 года, когда случился грандиозный майский пожар, столь серьезного разгула огня в Питере не было — впервые с тех пор на каланчах были подняты белые флаги, знак наивысшей опасности и полной мобилизации всех пожарных сил столицы.

Огонь загорелся в деревянном эллинге, где шла постройка броненосца «Витязь». Причиной пожара стало разрушение переполненного коксом горна. Угроза нависла над более чем 2000 человек, работавших на Галерном острове, над тремя броненосцами, эллингами и провиантскими складами. Огонь отрезал выходы из производственных помещений, и рабочим пришлось спасаться вплавь по Неве, где их подбирали спасательные катера.

Огонь уничтожил строящийся «Витязь», превратив его в расплавленную массу металла, несколько новых барж, уже готовых к спуску на воду, штабеля корабельного леса. Соседний эллинг со строящимся броненосцем «Орел» и уже спущенный на воду броненосец «Паллада» удалось отстоять. Пожар перекинулся на соседний Провиантский остров, где сгорели тонны запасов, в основном овса и муки. Погибло более 10 человек, очень многие из числа рабочих и пожарных получили травмы и ожоги.


«Нива», №23, 1901.

Серьезный пожар произошел на Охте 11 июня 1901 года. Сгорело два десятка деревянных домов, хозяйственные постройки. Много народу лишилось единственного жилья...


«Новое время», 20 июня 1901.

В ночь на 20 августа 1901 г. практически полностью сгорел Малый театр, находившийся в доме графа Апраксина на Набережной реки Фонтанки. Пожар возник в подвале, предположительно от неосторожного курения. Театр пылал столь мощно, что пожарные даже и не пытались спасти здание; их задачей было помешать распространению огня. Впоследствии здание было восстановлено. Сейчас в нем располагается БДТ имени Товстоногова.


«Нива», №35, 1901.

26 мая 1903 пожаром была уничтожена писчебумажная фабрика, принадлежавшая братьям Небе, на реке Ижоре под Петербургом. Фабрика была основана в 1826 году, и на момент пожара была оснащена по последнему на тот момент слову техники, занимая лидирующее положение в отрасли. Работало на ней более 800 человек. Автор заметки в «Ниве» не сомневался, что энергичные братья непременно восстановят сгоревшую фабрику. Но — что-то не срослось. Окончательно остатки фабрики были разрушены в 1942 году во время боев.


«Нива», №27, 1903.


14 (27) декабря 1907 года в 5 часов утра на петербургской станции Николаевской железной дороги от усиленной топки произошел пожар. Выгорели багажное и посылочное отделения вместе с находившимся там товаром, сгорели три платформы запасной станции с навесами и вагон охраны, попорчены зал первого и второго классов, помещение материальной службы и другие. Убыток до 150 000 рублей.

«Русское слово», 15 (28) декабря 1907



«Новое время», 29 декабря 1907.


Грандиозный пожар, вспыхнувший в ночь на 6 мая за Нарвской заставой, обездолил несколько тысяч бедняков, преимущественно рабочих с Путиловского завода, которые остались без крова и одежды. Погорельцы успели выскочить лишь в одном белье. Погибло всё их имущество. Сгорело более 10 домов. При тушении пожара пострадали брандмейстер и несколько пожарных.

«Огонек», №20, 1910


«Огонек», №20, 1910.

20 июня 1910 года сгорел летний императорский театр в Новом Петергофе. Деревянное здание было построено в 1837 году, в 1896 г. театр был электрифицирован. После пожара не восстанавливался.


«Огонек», №27, 1910.

17 февраля 1911 года случился пожар в Гостинном дворе. Возгорание произошло в модном магазине в верхней галерее, огонь распространился на соседние помещения. В результате обрушился купол здания, служивший вещевым складом.


«Огонек», №9, 1911.

В результате пожара 23 июля 1912 года выгорела большая часть Петровского острова. Погиб памятник петровской эпохи — небольшой Петровский дворец, построенный в 1760-х. После пожара дворец не восстанавливали.


Петровский дворец на Петровском острове. Фотография начала ХХ века.


«Новое время», 4 августа 1912.

Подробностей пожара, произошедшего летом 1913 года на рынке Сенной площади, кроме тех, что даны в подписи к «огоньковской» фотографии, найти не удалось.


«Огонек», №34, 1913.

Рынку на Апраксином дворе, который сгорел во время грандиозного майского пожара 1862 года, снова не повезло. 3 июля 1914 года на рынке, который на тот момент был крупнейшим в Европе по оптовому товарообороту, случился очередной пожар, уничтоживший немало торговых точек и складов. После этого рынок решили восстанавливать не стихийным порядком, как прежде, а по плану...


Фотография К.Буллы, 1914.

Вот мы и подошли к предельной дате, ограничивающей проект «Ретро-катастрофы» — началу Первой мировой войны. Пожары в Петербурге. конечно, на этом не закончились, случаются они и по сей день, но это уже, как говорится, совсем другая история. Так что — на этом завершим сегодняшний обзор.

И — да, чуть не забыл! — берегите себя!



К оглавлению «Ретро-катастроф»

Tags: ГОРЯЧИЕ 50е, ПЕТЕРБУРГ, ПОЖАР ВЕЛИКИЙ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments