vaduhan_08 (vaduhan_08) wrote,
vaduhan_08
vaduhan_08

ВОДОСНАБЖЕНИЕ. Часть 2. Фальковский Николай Иванович

Оригинал взят у hitrovka в ВОДОСНАБЖЕНИЕ. Часть 2. Фальковский Николай Иванович (в интернете публикуется впервые).
источник: Фальковский Н. И. — Москва в истории техники. — М.: Московский рабочий, 1950, Стр. 107126.






продолжение 1 части



Когда в 1631 году на Кормовом дворце каменных дел подмастерья Антип Константинов и Трефил Шарутин устроили новую каменную поварню, потребность в воде в Кремле резко возросла. Единственным обильным водоисточником была река Москва, вода в которой была к тому же чище, чем в Неглинной. Провести москворецкую воду на кремлевский холм можно было только посредством водоподъемной машины.


Это сложное сооружение требовало большого количества самых разнообразных специалистов по каменным и гидротехническим работам, механическому делу, изготовлению и укладке труб, устройству резервуаров и т. п. Со всеми этими работами русские мастера успешно справились.


Руководство делом было поручено «часового и водяного взвода мастеру» Христофору Галовею (1).


Он приехал в Москву на царскую службу в 1621 году.



Рисунок 61. Столбец о напорном водопроводе в Кремле 1633 год (ЦГАДА).



Рисунок 61. Столбец о напорном водопроводе в Кремле 1633 год (ЦГАДА).
Он бил челом, «чтоб государь его пожаловал, велел ему свое государево денежное жалование оклад его сполна на нынешний 142 год (1634 год) дати, как об нем государю бог известит» (2). Составленная в связи с этим справка Посольского приказа свидетельствует, что «во 140 году дано ему государево жалование оклад ево сполна вдруг октября в 21 день, потому что он в те поры был у государева дела у водяного взводу, чтоб ему затем мешканья и волокиты не было» (3)(рис. 61). Это доказывает, что в октябре 1631 года  мастер занимался постройкой водопровода. Следующее жалованье он получил уже не вперед за год, а лишь 10 и 19 марта 1633 года (4)по половине, то есть в середине года, значит наиболее напряженно постройка велась, по-видимому, в 1632 году.
____________________________________________________

1. ЦГАДА. Фонд «Дела о выездах иностранцев в Россию», д. № 7, 1634—1638. Дело по челобитным Христофора Галовея о выдаче ему часового и водяного взвода мастера денежного жалованья.

2. Там же, л. 7.

3. Там же, л. 6, 12.

4. Там же, л. 19.
______________________________________________________





Рисунок 62. Водовзводная и Тайницкая башни в XVII веке (По Мейербергу).



Рисунок 62. Водовзводная и Тайницкая башни в XVII веке (По Мейербергу).
Водопровод имел следующий вид: вода бралась из реки Москвы и самотеком по трубе проводилась в белокаменный колодец внизу Свибловой башни (рис. 62). При обследовании её в 1805 году установлено, что колодец под ней занимал всё пространство, так как фундамент был только под одними капитальными стенами. Он находился в совершенной прочности, без всяких трещин (1). Диаметр колодца составлял около 5 метров; глубина его доходила до 8—9 метров (см. рис. 6); фундамент заложен на сваях на отметке дна реки.


Строитель «из башни тое воду привёл на государев на Сытный и на Кормовой дворец в поварни». Это было осуществлено при помощи водяного взвода, то есть водоподъёмной машины, после чего и сама башня стала называться Водовзводною. Подъём воды осуществлялся лошадьми. Она поступала в напорный резервуар, выложенный свинцом, на той же башне. Отсюда по свинцовым трубам вода шла в водоззводную палатку (регулирующий резервуар на башне), стоявшую у Верхнего набережного сада, вблизи Старого денежного двора. Из этого резервуара вода по свинцовым трубам, проложенным в земле, шла по разным направлениям: на Сытный, Кормовой, Хлебенный, Конюшенный и Потешный дворцы, на поварни, в разные приспешные палаты, в «верховые» сады.


В зданиях находились водоёмы, водовзводные лари, выложенные свинцом и опаянные оловом.


Таким образом, кроме основного водонапорного резервуара в башне, был такой же у места потребления и отдельные напорные баки — в отдельных пунктах водоразбора. Это создавало запасы воды и делало снабжение водой мало зависящим от работы насосов. Вся разводящая сеть не испытывала гидравлических ударов, которые сказывались только на водоподающих трубах внутри Водовзводной башни.


Водоподъёмная машина, по свидетельству современников, стоила нескольких бочек золота.


_________________________________________________________________
1. С. П. Бартенев. Московский Кремль, кн. I, стр. 208-209. М. 1912.
_________________________________________________________________


О строителе водопровода Кремля один из источников сообщает следующее: «Во дни нынешнего царя (Михаила Фёдоровича) он соорудил на берегу реки огромную башню, куда провёл воду посредством колеса, устроив колеса и приспособления для того, чтобы поднимать воду ночью и днём без всякого труда и снабжать ею царский двор для всяких потребностей. Он выкопал 4—5 огромных колодцев, выстроил над ними купола, провёл трубы и желоба и сделал снаружи железное колесо: если понадобится вода, повёртывают колесо одной рукой и вода течёт в изобилии, когда это нужно. Вот что находится вокруг царских палат, что мы видели собственными глазами» (1).


Башня на берегу реки — Водовзводная башня. Она на некоторых планах (2) действительно много выше ряда других. Выкопанные огромные колодцы были, по-видимому, водоразборные. Вода к ним подводилась по трубам, имелся кран, повертываемый маховиком. В отношении способа подъёма воды возможны следующие решения.


Если водоподъёмная машина стояла непосредственно в башне, то это было конское рушальное колесо или круговой топчак. Он широко применялся для разнообразных целей ещё в конце XIV столетия. Внутренний диаметр Водовзводной башни — около 7 метров, значит в ней возможно было поместить небольшой «топтовый» круг. Однако нахождение рабочих животных над колодцем с водой представляло опасность загрязнения последней. Так как в XVI столетии круговые топчаки в Западной Европе уже выходили из употребления и заменялись манежным приводом, то вряд ли в Москве имело смысл брать устаревшую конструкцию, которую к тому же можно было применить с рядом существенных неудобств.


В башне возможно было разместить конский топчак в виде барабана с горизонтальной осью, приводимого в движение передними ногами лошади. Но это не дало бы преимуществ по сравнению с предыдущим решением.



Рисунок 50. Берега реки Москвы у Кремля в начале XVIII века.



Рисунок на стр. 99. Берега реки Москвы у Кремля в начале XVIII века.
Возможно также применение строителем водильного, или манежного, привода, тогда широко распространенного. Такое устройство могло быть размещено только вне башни, например в здании, примыкающем к ней со стороны Москвы-реки. Это находит подтверждение в плане Москвы Олеария, на котором в данном месте изображено, хотя весьма нечетко, какое-то круглого вида сооружение с надписью в экспликации: «Водопровод» (3). Для конского манежного привода помещение строили как раз круглое. На гравюре Кремля начала XVIII века в этом месте изображён ряд построек (рис. на стр. 99). К Водовзводной башне примыкает большое здание нежилого типа, которое могло служить помещением для водильного привода.


Не вдаваясь в данной работе в специальные технические расчёты, выполненные нами, отметим, что подача воды этого водопровода могла составить около 1—1,5 литров в секунду.  Суточная производительность его, по-видимому, не превышала 4 тысяч ведёр.



Рисунок 63. Схема напорного водопровода в Кремле (реконструкция).



Рисунок 63. Схема напорного водопровода в Кремле (реконструкция).
Высота подъема воды доходила до 35—40 метров, давление в сети труб — до 30—35 метров (рис. 63).


Об устройстве уличной сети можно судить по сообщению подрядчика водовзводного дела Галахтиона Никитина, дожившего до 1737 года.


___________________________________________________________

1. П. Алеппский. Путешествие антиохийского патриарха Макария, вып. 4. стр. 7. М. 1898.

2. Альбом Мейерберга. "Виды и бытовые картины России XVII века.", рис. 74, 87. СПБ. 1903.

3. А. Олеарий. Описание путешествия в Московию. СПБ. 1906.
___________________________________________________________





«От Водовзводной башни во дворец до водовзводной палатки лежит в земле труба свинцовая, да во дворец от водовзводной палатки, что на Сытном дворце, труба ж свинцовая лежит в земле, да от той же водовзводной палатки труба же лежит свинцовая на Хлебенный дворец до угла, что под церковью Петра и Павла» (1).


Кроме того, свинцовые трубы были проложены от Водовзводной башни до набережного сада. По повелению Петра I они в 1706 году были вынуты и отосланы в Петербург (2). При рытье в 1840 году фундаментов для нового дворца под прежним дворцом обнаружены трубы (3).


Таким образом, сеть была сделана по обычному в то время способу — непосредственно от водонапорного резервуара отдельными трубопроводами.


При указанном выше расходе достаточно было иметь трубы диаметром не более 50—63 миллиметров. Учитывая также имевшееся давление, нужно признать применение свинцовых труб рациональным во всех отношениях.


___________________________________________________________

1. И. Забелин. Домашний быт русского народа, т. I, стр. 84. М. 1872.

2. "Тетради записные письмам и делам Петра Великого 1704-1706 годов", вып. 4. СПБ. 1774.

3. И. Снегирёв. Памятники московской древности, тетрадь I, стр. CV, м. 1941.
___________________________________________________________


Кремлёвский водопровод с течением времени значительно развивался. В 1681 году, в Верхнем набережном саду был устроен пруд, выложенный свинцовыми досками, длиной 5 саженей, шириной 4 сажени, глубиной 2 аршина. Вода в пруд подавалась по свинцовым трубам из Водовзводной башни. Однако напор, повидимому, был недостаточен, так как в 1683 году в саду построен водовзводный чердак. В 1687 году у Верхнего сада выстроена водовзводная башня с машиной, забиравшей воду от Свибловой водовзводной башни и подававшей её в сады. Верх новой башни был украшен часами.


В садах и дворцовых помещениях были устроены фонтаны — «воды взводные».


Так как несколько выше водоприёмника (по течению) впадает река Неглинная, бывшая и тогда достаточно загрязнённой, то санитарное качество подаваемой во дворец воды по меньшей мере не всегда было безупречным.


Однако в целом кремлёвский водопровод представлял весьма совершенное сооружение. Ведь тогда в Западной Европе обычным было применение деревянных труб в качестве нагнетательных и разводящих. Например, водопровод Петра Морриса в Лондоне был из деревянных труб. Они от действия насосов часто повреждались. Прекращалась подача воды. Последняя бралась из реки Темзы и не годилась для питья вследствие чрезвычайной загрязнённости (1).


Водопровод кремлёвский обслуживался специальным персоналом. В 1681 году по указу было велено в Измайловском дворце в мыленке и сенях «пол и стены до лавок наслать свинцовыми досками и доски лить и оловом споять, в своём государеве свинцу и олове водовзводного дела мастеру Ивану Ерохову своими снастьми и угольем и работными людьми, а по договору дать ему по 10 алтын за доску» (2).


В 1684 году «уговорился водовзводного дела работник Галахтионко Никитин (3) взводить воду на все три дворца и на конюшню и в сад против прежнего безо всякие остановки своими работниками и лошедми и всякие водовзводные дела опричь новых дел починивать ему своими же кузнецами и плотниками, а свинцовые трубы починивать же и вновь лить ему ж из государевых запасов, а за новые дела деньги давать ему из государевы казны, а старые дела починивать ему своим наймом. А по уговору от того водовзводного дела ему давать из приказа Большого дворца денег 200 рублёв на год».


Таким образом эксплуатационный ремонт водопровода производился подрядчиком за 200 рублей в год. Он же вёл и новые работы за особую плату.



Рисунок 64. Водонапорная башня в селе Коломенском (И. Грабарь).



Рисунок 64. Водонапорная башня в селе Коломенском (И. Грабарь).
Оценив экономические преимущества и культурные удобства, доставляемые водопроводами, царь стал устраивать их и в других местах своего пребывания. В частности, водопровод имелся в богатейшем загородном Коломенском дворце. Водовзводная башня его, или ворота в большой сад, сохранились до настоящего времени (рис. 64). Вода бралась из колодца, находящегося в одном из боковых помещений ворот (4).


Вода разводилась сетью труб. Во дворе имелся фонтан (5). Кроме того, вероятно, была домовая сеть в самом дворце.


__________________________________________________________

1. К. Гуго. Новейшие течения в английском городском самоуправлении, стр. 160—161. СПБ. 1898.

2И. Забелин. Домашний быт русского народа, т. I. Материалы, ч. I, стр. 32, 136, изд. 2. М. 1872.

3. Там же, стр. 80, 146.

4. Н. Чаев. Описание дворца царя Алексея Михайловича в селе Коломенском, стр. 7. М. 1869.

5. П. Валуев. Исторические сведения о селе Коломенском. План нижнего этажа М. 1809.
__________________________________________________________


Были водопроводные сооружения в селе Измайлове. Так, в 1667 году водовзводным делом в Виноградном саду занимались часовник Моисей, трубный мастер Ивашка Афанасьев да десятник Степка Барма (1).


Отметим в заключение, что напорный водопровод в Кремле был устроен ранее, чем во многих западноевропейских городах.


С переносом столицы в Петербург водоснабжение Кремля потеряло своё прежнее значение.  Не было смысла поддерживать или восстанавливать обветшавшие устройства.


Усилившееся дворянство, подражая Версалю, строит дворцы и сады с водяными украшениями, фонтанами, каскадами. В Москве, вблизи Лефортовского сада, устраивается Головинский. Затем он превращается в Анненгофский сад. Ученик Федот Шанин сооружает здесь разнообразные пруды, каналы, самотёчные водопроводы, фонтаны.


Князь Д. М. Голицын создаёт свои подмосковные сады (в с. Архангельском, Богородском). Водоснабжение приобретает характер дворцово-паркового.


Между тем Москва сильно росла. В зимнее время численность населения доходила до 400 тысяч человек, но и летом бывало около 300 тысяч человек (2).


В городе имелось свыше 300 промышленных предприятий, 69 торговых бань и много других потребителей воды.


Для водоснабжения использовались запруженные и загрязнённые речки.


Центр города, преимущественно заселённый дворянами и купцами, обслуживала Неглинная. «Но как стекающиеся в оную с улиц нечистоты делали воду к употреблению неудобною, то по высочайшему соизволению... проводится здесь казённым иждивением водовод, который имеет свое начало за две версты от села Больших Мытищ из находящихся там источников». Так мотивировалась в 1787 году постройка водопровода (3).


______________________________________________________________

1. РИБ, т. 21, стр. 1292. СПБ. 1907.

2. "Историческое и топографическое описание Московской губернии", стр. 3-4. М. 1787.

3. Там же, стр. 28-29.
______________________________________________________________


Екатерина II, приказав 28 июля 1779 года «генерал-порутчику Бауру произвести в действо водяные работы для пользы престольного нашего города Москвы», одновременно велела отпустить для этой пела сумму в 1 100 тыс. руб. Из них в течение 1779—1784 годах ежегодно должно было отпускать по 50 тысяч рублей, а в 1785—1787 годах по 100 тысяч рублей, «имея те деньги в готовности к началу каждого года и выдавая оныя по требованиям его половину медною монетою, а другую банковыми ассигнациями» (1).


Для производства работ тогда же было приказано князю М. Н. Волконскому предоставлять «из дивизии от трех до четырех сот человек под начальством вашим находящейся, коим из определяемой по смете его, Баура, суммы выдаваемо быть должно по восьми копеек на день».  В другом указе (2) предписывалось М. Н. Волконскому «подавать ему всякое пособие».



Рисунок 65. План и профиль Мытищинского водопровода - самотёчного и напорного 1826 год (Музей истории и реконструкции Москвы.



Рисунок 65. План и профиль Мытищинского водопровода - самотёчного и напорного 1826 год (Музей истории и реконструкции Москвы.


Проект водоснабжения заключался в следующем. Мытищинские ключи собираются кирпичными бассейнами под тесовыми крышами, оттуда вода по кирпичным каналам и глиняным трубам стекает в кирпичный водопровод в виде галлереи шириной в 0,9 метра, высотой в 0,9 метра с полуциркульным сводом сверх последней в 0,45 метра (рис. 65).


Пересечение реки Яузы осуществлялось в Больших Мытищах двумя чугунными дюкерами, а в селе Ростокине устраивался акведук. При проходе Поклонной горы водопроводная галерея дополнительно захватывала имеющиеся там ключи. Там, где галерея идёт выше поверхности земли, делались выпуски для воды. В Сокольниках, где поверхность земли выше горизонта воды в канале на 13 метров, на длине около 3 километров производили минные работы. То же самое должно было осуществить вблизи Сухаревой башни, где глубина составляла более 19 метров. Однако, ввиду сложности подземных работ, канал здесь фактически был выполнен в открытой траншее.


Вода должна была разводиться самотёком в разборные бассейны от Каланчевской площади в Елохово и Немецкую слободу и при помощи огненной машины подниматься в Басманную, Мясницкую и Мещанскую части. На Трубной площади надлежало устроить водоём, отсюда провести водопровод чугунными трубами диаметром в 450 милиметров вдоль реки Неглинной, где соорудить: здание с резервуаром чистой воды у Сандуновской площадки, два бассейна за Кузнецким мостом, несколько до Тверской улицы и за Воскресенским мостом, проложив вместо труб канал, сделать большой бассейн для украшения города. Подача воды на Тверскую, Большую Дмитровку и к Никитским воротам намечалась из водонапорного резервуара, который предполагалось установить на башне у Троицкого моста. Подъём воды проектировался посредством насоса, приводимого в движение рекой Неглинной.


Для противопожарных целей и стирки белья должны были использоваться воды рек Самотёки и Неглинной. В этих целях на Самотёчной площади устраивался резервуар со шлюзом, посредством которого была бы возможность промывки сооружаемого открытого Неглинного канала. Ширина последнего намечалась в 6,4 метра. Он доводился до Троицкого моста.


_______________________________________________________________

1. Указ нашей Штатс-конторе, 28 июля 1779 года. Архив Музея истории и реконструкции Москвы. Без номера.

2. Указы Екатерины II М. Н. Волконскому от 28 и 29 июля 1779 года. Архив Музея истории и реконструкции Москвы.
_______________________________________________________________


Таким образом, по этому проекту не только подводилась питьевая вода в центральные части города, но и намечалось общее улучшение санитарного состояния некоторых районов: река Неглинная, представлявшая до этого «скопление всех нечистот», теперь благоустраивалась; кроме того, прокладывались водостоки (подземные каналы большого сечения).


Уже изыскательские работы встретили немало затруднений (1), в частности из-за недостатка инструмента. Так, нивелир был занят у профессора Роста, который требовал его возврата. Приходилось вести переговоры о покупке этого инструмента. Не было и нужной технической литературы. Два тома сочинения Белидора были также позаимствованы.


В производстве строительных работ встречались свои трудности. Свайная бойка велась медленно. Было дано приказание: «В случае какого замедления прибегнуть к полиции. Людям сего рода надобно показать строгость взыскательную, потому что они получают исправный платёж от казны» (2).


Для получения камня и кирпича разрешено было ломать стены Белого города. На этой почве шли большие трения с Артиллерийскими казармами и Воспитательным домом; немало было споров и вокруг цен. «Цену за ломку 2 рубля за 1000 кирпича почитать чрезвычайной и за кубический сажень камня 2,5 рубля несоразмерной», — пишет генерал.


Баур вообще руководил работами в основном из Петербурга и при помощи переписки. Практическая же работа лежала на созданной им «Комиссии производимых в пользу города Москвы водяных работ». Существовала она с 17 октября 1780 года по 12 июня 1788 года.


Чугунные трубы для подведения воды к фонтанам были заказаны русским промышленникам. Так, по кондициям 1780 года секунд-майор А. И. Сатин должен был доставить 600 труб длиной по 1,2 метра, диаметром 450 миллиметров, со стенками толщиной 32 миллиметра. Они оплачивались по 60 копеек за пуд. Горнопромышленник Петр Демидов доставил 600 фонтанных чугунных труб с принадлежностями, за что получил 28 177 рублей 77 копеек (4).


Оплата рабочего труда была низка. Солдатам-минерам выдавали по 10 коп. в день, унтер-офицерам по 15 копеек в день (5), рядовым и капралам по 8 копеек в день (6), вольнонаемным и плотникам платили 8 рублей 40 копеек в месяц; однако офицеры получали высокую плату.


В 1783 году Баур умер, и руководство работами было поручено московскому главнокомандующему, а техническое — И. К. Герарду. Работы велись до 1788 года, когда началась война с Турцией и офицеры были отправлены в действующую армию.


______________________________________________________________

1. Инструкция № 5 от 19 августа 1779 года. Музей истории и реконструкции Москвы. Без номера.

2. Ордер от 18 ноября 1779 года. Там же.

3. Ордер от 25 ноября 1779 года. Там же.

4. Генеральная ведомость прихода и расхода денежной казны, употреблённой на построение Московского водопровода и обделки речки Неглинной в первом их работ периоде с 1779 по 1788 год сентчбря 30 дня 1811 года. Музей истории и реконструкции Москвы.

5. Письмо Ф. Герарда от 3 июля 1797 года А. И. Герарду. Музей истории и реконструкции Москвы.

6. Рапорт № 3 поручика Ивана Доронова, января 1 дня 1782 года. Там же.
______________________________________________________________


Результаты строительных работ оказались, однако, неудовлетворительными. Правда, уклон галереи, запроектированный некогда в 1: 4200, был соблюдён. Но сама она в соответствии с проектом была положена на деревянных лежнях, а в насыпях — на свайном основании, что оказалось гибельным вследствие гниения дерева в течение длительного перерыва в работах.


Представленный проект окончания постройки водопровода был утверждён 8 июня 1797 года (1) и с 1798 года начались работы, на которые было отпущено 400 тысяч руб.


В 1802—1803 годы отпустили на дальнейшее продолжение работ еще 200 тысяч рублей. Воду впервые пустили 28 октября 1804 года.


Вот как описывает это событие в длинной статье современник (2). «Вода свежая здоровая уже поит всех жителей московских, имевших в ней всегдашний недостаток... Сия вода, чистая и прозрачная, эта первая после воздуха потребность жизни, проведена в столицу из мытищинских колодцев...»


Однако на водопроводе были сплошные неполадки. Тайный советник Герард все же 20 февраля 1805 году рапортует, что «водопровод в прошлом 1804 году (3) к назначенному пункту при Кузнецком мосте доведён» (4). Сооружение обошлось в 1 648 тысяч рублей.


Проект водопровода был выполнен в отношении доведения воды самотёчной до водоема на Трубной площади и разведения воды отсюда к нескольким водопроводным фонтанам. Предположения о постановке огненной машины и водяного колеса для обеспечения водой высоко расположенных районов не были осуществлены.


В целом Мытищинский самотечный водопровод представлял грандиозное по тому времени сооружение. Водосборы состояли из 43 бассейнов, захватывавших 73 родника. Вода из них подводилась к главному каналу. На нём через 213 погонных метров были вентиляционные колоды.


При пересечении р. Яузы у Б. Мытищ был проложен дюкер длиной 55,4 метра из двух линий чугунных труб диаметром 300 милиметров. У деревни Ростокино через Яузу соорудили акведук длиною 356 метра при ширине 3,5 метров. Основание галереи составляла 21 арка пролетом 8,5 метра каждая, высота каменных устоев достигала 15 метров.


При выполнении работ встретились чрезвычайные трудности. Они были успешно преодолены. Но технический эффект сооружения оказался неудовлетворительным. Простой народ с задачей справился; бюрократическая верхушка провалилась.


Опытная проверка водопровода в 1811 году показала, что в первом общем бассейне в Мытищах собирается 4 300 кубических метра в сутки, а на конце водопровода к последнему фонтану (без разбора по пути) доходит 236 кубических метра в сутки.


Водопроводный канал разрушился во многих местах вследствие сгнивания деревянного основания, поэтому в высоких местах доброкачественная вода вытекала через трещины, а в низинах канал дренировал дурную болотную воду. Например, при починке Ростокинского акведука подача воды не прекращалась, хотя и уменьшалась количественно и весьма ухудшалась качественно («была самого дурного свойства»).
___________________________________________________________

1. Указ от 8 июня 1797 года. Там же.

2. Мытищинский водопровод. "Вестник Европы", декабрь, 1804 год.

3. Всеподданнейший рапорт тайного советника Герарда февраля 20 дня 1805 года. Архив Музея истории и реконструкции Москвы. Без номера.
4. Письмо майора по квартирмейстерской части Карбонье генерал-майору Рерарду, № 6, 5 октября 1805 г. Там же.
__________________________________________________________



«Лучшая вода в водопроводе внутри города находится в колодцах на Каланче; при Спасских казармах уже приметна перемена, а у трубы и из фонтанов только по совершенной нужде в воде окружные жители довольствуются оною» (1),—пишет директор Мытищинских водопроводов инженер-подполковник Лауренберг в 1814 году. Заканчивает он этот труд так: «Нельзя не желать, чтоб... удалось искусственным образом свойство сей воды направить и сделать оную для употребления жителям совершенно обезвредную». Это значит, что вода в городе была для питья негодной.


В отношении технической оценки водопровода этот же автор говорит: «Невозможно будет то искоренить, что упущено из виду при заложении сего канала, не перестроя сей канал из нова».


Катастрофическое положение с водоснабжением Москвы вследствие саморазрушения бауровского водопровода заставляло думать о новом водопроводе. Проект его был выполнен генерал-майором инженером Янишем в 1826 году; сооружение пущено в эксплоатацию в 1830 году, а достраивалось до 1835 году. Это был напорный водопровод с применением паровых машин.


Насосная станция была построена вблизи с. Алексеевского. В ней были установлены две паровые машины каждая в 24 лошадиных силы и 4 паровых котла. Машины работали поочередно. Вода подавалась по чугунному водоводу длиной в 7,5 километра, диаметром в 260 милиметров в водонапорный резервуар в Сухаревой башне, расположенный во втором её этаже, на 25,2 метра выше отметки водоподъемного здания. Чугунный резервуар емкостью в 80 кубических метров имел размеры 11,0 X 7,6 X 1,0 метров (рис. 66).


Отсюда вода шла к Лубянке по трубе в 200 мм до фонтана на Никольской (Дзержинской) площади. Вторая труба соединяла резервуар со старым водопроводом. От башни имелось ответвление к фонтану на Сухаревой площади. От Никольского фонтана были ответвления к Театральному, Воскресенскому и к Варварскому фонтанам (2).


Инженер Дельвиг так оценивает водоснабжение Москвы рассмотренного периода: «Москва до 1830 году пользовалась нечистой водой рек Москвы и Яузы и водою дурного качества из рытых колодцев, и только богатые семейства имели возможность получать хорошую воду из разных ключей, отдаленных от центра города» (3).


Крах самотёчного Мытищинского водопровода характеризует не только провал старой техники, но и невозможность на старой экономической основе строить и развивать водоснабжение Москвы. Кризис крепостного хозяйства, промышленный переворот на Западе, рост применения машин и массовые движения заставили разрешать вопросы водоснабжения на новой основе.


Последующие водопроводы (перестроенный Мытищинский, Бабьегородский, Краснохолмский, Ходынский, новый Мытищинский) устраиваются с подъемом воды и применением паровых машин.


Однако Москва всегда испытывала недостаток в воде. Новый Мытищинский водопровод был закончен в 1892 году на 1,5 миллионов вёдер в сутки, но уже в 1896 году потребность города в воде значительно превысила этот расход.


В 1904 году началась эксплуатация Москворецкого водоснабжения фильтрованной водой из Рублева. Но в 1911 году только 20% строений в самой Москве были снабжены водопроводом (4).


Советская власть коренным образом изменила положение с водой в столице и количественно и качественно. В 1924 году были электрифицированы Рублёвская и Мытищинская насосные станции. Подача воды в результате многих мероприятий увеличилась в 1931 году в 3,2 раза по сравнению с 1913 года. Однако ленинско-сталинская партия этим не удовлетворилась, и после решения июньского Пленума ЦК ВКП(б) 1931 года развитие водоснабжения столицы пошло-огромными темпами.


Были построены Рублёвское и Истринское водохранилища, а в 1937 году — грандиозный канал имени Москвы вместе со Сталинской водопроводной станцией. В 1949 году по сравнению с 1940 годом среднесуточная подача воды значительно возросла, мощность водопровода сильно увеличилась. Значительно развивается также артезианское водоснабжение предприятий Москвы. Столица нашей социалистической Родины надёжно обеспечивается водой, занимая по размерам водопотребления одно из первых мест в мире.
_____________________________________________________________

1. Инженер 3. Лауренберг. Краткое описание Московского водопровода при атласе, оному сочиненном. Москва, генваря 17 дня 1814 года (рукопись). Музей истории и реконструкции Москвы. Без номера.

2Максимов. Записка о новом преобразовании Московского водопровода. Журн. Глав. упр. путей сообщ. и публичных зданий, т. III, стр. 152—186. СПБ. 1840.

3 Дельвиг. Предположение об учреждении общества для снабжения водою городов Российской империи. Журнал тот же, стр. 237, СПБ. 1858.

4. Ф. А. Данилов. Водопроводы русских городов, вып. I и II. М. 1911, 1913

Tags: АКВЕДУКИ, АНТИЧНОСТЬ, КАНАЛИЗАЦИЯ, Москва, ТРУБЫ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments